Введите ваш запрос для начала поиска.

Подвиг лейтенанта Нагаева.

Сто двадцать гуменцев не вернулись домой с крова вых полей Великой Отечественной войны. Навечно остался там и Иван Николаевич Нагаев. Впрочем, по отчеству его никогда не называли, потому что погиб герой, едва отметив свой двадцать первый день рождения.

И.Нагаев с детства познал нужду, голод. Закончив семь классов Гуменской школы, уехал в Ленинградскую область и устроился работать на железную дорогу. Платили на «железке» хорошо, поэтому часть заработанных денег он отсылал в Гумны родственникам. Жил очень скромно, помнил о бедности, в которой рос.

Девятнадцать лет исполнилось И.Нагаеву, когда на нашу страну на пал вероломный враг. Иван, не раздумывая, надел солдатскую шинель, сапоги и взял в руки оружие, чтобы защищать родную землю от непрошенных «гостей». Храбрый, исполнительный он был одним из лучших бойцов 34-го отдельного инженерного батальона миноискателей. Вскоре на его погонах появляются сержантские знаки отличия.

Вспоминает гуменский фронтовик А.А.Овчинников: «В 1942 году я находился под Ленинградом, где случайно встретил своего односельчанина Ивана Нагаева. Он поинтересовался сельскими новостями. Я рассказал, что знал. Неожиданно объявили бомбежку, поэтому пришлось спешно бежать в убежище. Наш разговор длился считанные минуты. Больше мне не доводилось его видеть».

На краткосрочные курсы офицеров И.Нагаев поехал охотно. А вернувшись в звании младшего лейтенанта, принял под свое командование молоденьких девушек-минеров. Сильно засмущался наш земляк, когда начал знакомиться с личным составом подразделения. Среди приветливо улыбающихся лиц особенно приметилось ему лицо Ани Родионовой. Была в ее улыбке какая-то необыкновеннаячистота и открытость.

Ночь с 4 на 5 сентября 1943 года И.Нагаев провел тревожно. Закончив писать весточку родным, вышел из блиндажа. А где-то вдали глухо ухали орудия, и что-то зловещее слышалось в этом нескончаемом орудийном уханье. Под утро пришла шифровка: разминировать участок дороги между городом Колпино и поселком Красный Бор.

На выполнение задания тронулись с рассветом. Поначалу все шло благополучно. Но вот Аня Родионова заметила в траве скрытый проводок, который привел к немецкой шрапнельной мине. Между собой бойцы называли ее «лягушкой». Дело в том, что при срабатывании запала мина подпрыгивала на метр-полтора вверх и поражала осколками и шрапнельными пулями все живое в широком радиусе.

Командир тотчас освободил девушку от дальнейших действий и сам, взяв в руки щуп, осторожно двинулся вперед. Через несколько секунд И.Нагаев услышал отчетливый щелчок. Сомнений быть не могло – пришел в боевую готовность взрыватель. Спрятаться в укрытие уже не представлялось возможным, и командир принял мгновенно созревшее решение. С криком «ложись» он бросился на страшную находку и накрыл ее своим телом. Прогремел оглушительный взрыв. Окровавленного смельчака отбросило в сторону, однако из его подчиненных никто не пострадал.

Весть о героическом подвиге младшего лейтенанта И.Н.Нагаева быстро разнеслась по всему фронту. Посмертно его представили к ордену Боевого Красного Знамени.

Золотым сентябрьским днем похоронили Ваню в городе на Неве. На Чесменском воинском кладбище прозвучал прощальный траурный салют. Но долго еще снились добрые и внимательные глаза мордовского паренька девушке-солдатке с красивым именем Аня.

… Осталось добавить, что об Иване Нагаеве его однополчанами П.А.Заводчиковым и С.С.Самойловым написана книга «Девичья команда», снят кинофильм «О тех, кого помню и люблю». А в Гуменской библиотеке и в Санкт-Петербургской средней школе №485 хранятся материалы, рассказывающие о его короткой, но яркой, как молния, жизни.

А.ДЮКОВ, с.Гумны.